Главная

 

‘Ата ибн Абу Рабах

‘Амир ибн ‘Абдаллах ат-Тамими

‘Урва ибн аз-Зубайр

Ар-Раби‘ ибн Хусайм

Ияс ибн Му‘авия аль-Музани

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз и его сын ‘Абд-аль-Малик

Аль-Хасан аль-Басри

Судья Шурайх

Мухаммад ибн Сирин

Раби‘а-ар-райй

Раджа’ ибн Хайва

‘Амир ибн Шурахбиль аш-Ша‘би

Саляма ибн Динар (Абу Хазим аль-А‘радж)

Са‘ид ибн аль-Мусайяб

Са‘ид ибн Джубайр

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: предводитель равнодушных к мирским благам в свою эпоху

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: украшение факихов

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: замечательные эпизоды из его жизни

Мухаммад ибн аль-Ханафийя (сын ‘Али ибн Абу Талиба)

Тавус ибн Кейсан: история с наместником

Тавус ибн Кейсан: наставник

Аль-Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр

Сыля ибн Ашьям аль-‘Адви

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: три эпизода из его жизни

‘Али ибн аль-Хусейн ибн ‘Али (Зейн-аль-‘Абидин)

‘Абдаллах ибн Суваб (Абу Муслим аль-Хауляни)

Салим, сын ‘Абдаллаха ибн ‘Умара (внук ‘Умара ибн аль-Хаттаба)

Салим ибн ‘Абдаллах ибн ‘Умар: деятельный учёный

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: правитель Андалусии

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: герой битвы Балят аш-шухада

Негус (Асхама ибн Абджар)

Руфай‘ ибн Михран Абу аль-‘Алия

Аль-Ахнаф ибн Кайс: предводитель бану Тамим

Аль-Ахнаф ибн Кайс: ученик аль-Фарука

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: четыре эпизода из его жизни

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: его одарённость и выдающийся ум

Са‘ид ибн аль-Мусайяб

Са‘ид ибн аль-Мусайяб давал фетвы при жизни сподвижников.

Из высказываний историков

Повелитель верующих ‘Абд-аль-Малик ибн Мерван собрался совершить хадж к Заповедному дому и посетить вторую из двух заповедных территорий и поприветствовать Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).

Когда настал месяц зу-ль-ка‘да, караван халифа отправился в Хиджаз. Халифа сопровождали славные предводители бану Умайя, люди, занимавшие ключевые посты в государстве, и некоторые из детей халифа.

Караван двигался по дороге, ведущей из Дамаска в Медину, не слишком медленно, но и без лишней спешки.

Во время каждой остановки для них ставили шатры и стелили ковры. Они устраивали собрания с целью приобретения знаний и просвещения, чтобы глубже понимать религию. Они несли своим сердцам и душам мудрость и благое увещевание.

* * *

Когда халиф добрался до пресветлой Медины, он посетил мечеть Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и поприветствовал его, а также ему посчастливилось совершить молитву в пречистой ар-Рауде между могилой Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и его минбаром.

Он ощутил отдохновение и обрёл душевный покой, которого у него не было прежде. И он решил пробыть в городе Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) как можно дольше.

* * *

Пристального внимания халифа удостоились кружки искателей знания, которых было много в мечети Медины. В этих кружках сияли, как яркие звёзды на небосклоне, выдающиеся учёные из числа старейших последователей сподвижников. Был тут кружок ‘Урвы ибн аз-Зубайра, кружок Са‘ида ибн аль-Мусайяба и кружок ‘Абдаллаха ибн ‘Утбы…

* * *

В один из дней халиф проснулся после полуденного отдыха не в обычное время и позвал привратника:

— Майсара!

Тот ответил:

— Вот я перед тобой, о повелитель верующих!

Халиф сказал:

— Отправляйся в мечеть Посланника (мир ему и благословение Аллаха) и позови к нам кого-нибудь из учёных, чтобы он побеседовал с нами…

* * *

Майсара отправился в мечеть Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Оглядевшись, он увидел единственный кружок искателей знания, в центре которого сидел шейх шестидесяти с лишним лет. В нём угадывалась простота учёного. От него веяло торжественным спокойствием, а вид его был величественным.

Майсара остановился недалеко от кружка и сделал шейху знак рукой. Шейх не обратил на него никакого внимания и никак не отреагировал на его жест. Майсара приблизился и сказал:

— Разве ты не видишь, что я делаю тебе знак?

Шейх спросил:

— Мне?

Майсара ответил:

— Да.

Шейх спросил:

— А что тебе нужно?

Он ответил:

— Повелитель верующих, проснувшись, велел мне: мол, иди в мечеть, найди там собеседника для меня и приведи его ко мне.

Шейх сказал:

— Я не собеседник ему.

Майсара сказал:

— Но он желает, чтобы я привёл знатока хадисов, который рассказывал бы ему хадисы.

Шейх сказал:

— Тот, кто желает чего-то, идёт к этому сам. В кружке в мечети найдётся место для него, если он пожелает прийти. Хадисы не приходят к людям — за ними ходят сами.

Привратник вернулся к халифу и сказал:

— Я не нашёл в мечети никого, кроме одного шейха. Я сделал ему знак, но он не поднялся со своего места. Я приблизился к нему и сказал: мол, повелитель верующих проснулся и велел мне пойти в мечеть и найти для него собеседника. А он ответил мне спокойно и решительно: «Я не собеседник ему. И в кружке в мечети найдётся место для него, если он желает услышать хадисы».

‘Абд-аль-Малик ибн Мерван горько вздохнул и, быстро поднявшись, направился во внутреннюю часть дома со словами:

— Это Са‘ид ибн аль-Мусайяб… Лучше бы ты не подходил к нему и не заговаривал с ним.

Когда халиф, покинув своих собеседников, скрылся во внутренних покоях, самый младший из сыновей ‘Абд-аль-Малика посмотрел на старшего брата и спросил:

— Кто этот человек, который не подчиняется повелителю верующих и отказывается предстать перед ним и посетить его собрание? Мир этот покорился ему и испытывает благоговейный страх перед ним, и правители византийцев боятся его…

Его старший брат сказал:

— Это человек, дочь которого повелитель верующих сватал за твоего брата аль-Валида, но он отказался отдать её за него.

Младший брат удивился:

— Он не согласился выдать её за аль-Валида ибн ‘Абд-аль-Малика?! Неужели он надеялся найти для неё более достойного супруга, чем наследник и преемник повелителя верующих, будущего халифа мусульман?

Старший брат промолчал, ничего не ответив.

Младший не унимался:

— Если он не пожелал отдать свою дочь за наследника повелителя верующих, то нашёл ли он для неё достойного супруга, подходящего для неё? Или же он вообще не стал выдавать её замуж, как поступают некоторые?

Старший брат сказал:

— Если честно, я ничего не знаю о том, что с ней стало.

Один из присутствующих, человек из числа жителей Медины, посмотрел на них и сказал:

— Если эмир позволит мне, я расскажу вам её историю полностью… Она вышла замуж за юношу из числа жителей нашего квартала. Его зовут Абу Вада‘а. Он наш сосед — его дом прямо возле нашего. У их брака интересная история, которую он лично рассказывал мне…

Братья попросили:

— Расскажи нам.

Их собеседник сказал, что Абу Вада‘а рассказал ему следующее.

«Я, как ты знаешь, почти всё своё время проводил в мечети Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), приобретая знания. И я постоянно посещал кружок Са‘ида ибн аль-Мусайяба и старался занять место поближе к нему. И вот однажды я в течение нескольких дней не посещал его кружок. Обнаружив моё отсутствие, он решил, что я, по-видимому, заболел или со мной что-то случилось. Он спросил других участников его кружка, но никто из них ничего не знал обо мне. Когда спустя несколько дней я появился в его кружке вновь, он поприветствовал меня и спросил:

— Где ты был, Абу Вада‘а?

Я ответил:

— У меня умерла жена, и я был занят этим...

Он сказал:

— Почему же ты не сообщил нам об этом? Мы бы помогли тебе, помогли бы тебе похоронить её и поддержали бы тебя в твоём горе.

Я сказал:

— Да воздаст вам Аллах благом.

И я уже собрался подняться и удалиться, но он попросил меня остаться. Дождавшись, когда остальные разойдутся, он спросил:

— Абу Вада‘а, а ты не думал о том, чтобы жениться снова?

Я ответил:

— Да помилует тебя Аллах… Кто же отдаст за меня свою дочь? Ведь я юноша, который вырос сиротой и живёт в бедности. У меня ничего нет, кроме двух или трёх дирхемов...

Он сказал:

— Я отдам за тебя свою дочь.

Я потерял дар речи от удивления. В конце концов я выговорил:

— Ты отдашь за меня свою дочь после того, что ты узнал обо мне?

Он ответил:

— Да. Когда к нам приходит тот, чьей религией и нравом мы довольны, мы женим их. А твоей религией и нравом мы довольны.

Потом он повернулся к людям, которые находились недалеко от нас, и позвал их. Когда они подошли, он восхвалил Всевышнего Аллаха и призвал благословение на Его Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха). И он объявил, что отдаёт свою дочь за меня, и заключил брак, назначив брачный дар в размере двух дирхемов.

Я поднялся, не зная, что сказать, — так я был удивлён, растерян и обрадован…

Потом я пошёл домой. В тот день я постился. Забыв о своём посте, я говорил себе:

— Горе тебе, Абу Вада‘а! Что ты с собой сделал! У кого ты будешь теперь занимать? У кого станешь просить деньги?

Так я сидел, пока не раздался азан закатной молитвы-магриб. Совершив обязательную молитву, я сел за свой ифтар, который состоял из хлеба и растительного масла. Едва я успел проглотить кусок или два, как в дверь постучали. Я спросил:

— Кто там?

Мне ответили:

— Са‘ид.

И, клянусь Аллахом, я вспомнил каждого из своих знакомых, кто носил имя Са‘ид, кроме Са‘ида ибн аль-Мусайяба, потому что вот уже сорок лет его не видели нигде, кроме его дома и мечети.

Я открыл дверь и увидел перед собой Са‘ида ибн аль-Мусайяба.

Я решил, что он передумал насчёт моей женитьбы на его дочери, и сказал:

— Абу Мухаммад?.. Почему же ты не послал за мной? Я бы сам пришёл к тебе…

Он сказал:

— Сегодня ты больше заслуживаешь того, чтобы я сам пришёл к тебе.

Я сказал:

— Прошу, входи.

Он сказал:

— Нет… Я пришёл по делу.

Я спросил:

— По какому же, да помилует тебя Аллах?

Он ответил:

— Видишь ли, согласно Шариату Аллаха, моя дочь стала твоей женой ещё утром. И я знаю, что ты сидишь здесь в одиночестве и рядом с тобой никого нет. И мне не хотелось, чтобы ты ночевал в одном месте, а твоя жена — в другом. Вот я и привёл её к тебе.

Я сказал:

— Горе мне… Ты привёл её ко мне?

Он ответил:

— Да.

Я посмотрел и увидел, что она действительно стоит у двери. Он повернулся к ней и сказал:

— Входи в дом твоего мужа, дочь моя, с именем Аллаха и Его благодатью…

Стесняясь, она неловко сделала шаг и, наступив на свой подол, едва не упала.

А я стоял в растерянности, не зная, что сказать. Потом я поспешил отодвинуть блюдо с хлебом и маслом подальше от лампы, чтобы она не увидела его, после чего поднялся на крышу и позвал соседей. Они откликнулись и спросили:

— Что случилось?

Я ответил:

— Са‘ид ибн аль-Мусайяб женил меня на своей дочери. Сегодня в мечети. А сейчас он неожиданно привёл её ко мне. Придите и посидите с ней, чтобы она была не одна, пока я схожу за своей матерью — её дом далеко отсюда.

Старуха-соседка сказала:

— Горе тебе, да ты хоть понимаешь, что говоришь? Са‘ид ибн аль-Мусайяб выдал за тебя свою дочь и сам привёл её к тебе? И это после того, как он не согласился отдать её аль-Валиду ибн ‘Абд-аль-Малику?

Я ответил:

— Да, всё так… Вот она здесь, у меня. Придите же и присмотрите за ней.

Соседки пришли, всё ещё не веря своим ушам. Они поприветствовали её и скрасили её одиночество, пока меня не было.

Спустя некоторое время я вернулся вместе с матерью. Увидев девушку, моя мать посмотрела на меня и сказала:

— Я на тебя и смотреть больше не стану, если ты не позволишь мне забрать её и подготовить как следует, а потом привести её к тебе, как приводят благородных женщин!

Я сказал:

— Можешь делать, что пожелаешь.

И она забрала её на три дня, а потом привела её ко мне. И я обнаружил, что она одна из самых красивых женщин Медины и к тому же принадлежит к числу людей, очень хорошо знающих Книгу Всевышнего Аллаха, хадисы Посланника (мир ему и благословение Аллаха), а также права мужа. Прошло несколько дней. Ни её отец, ни кто-либо из её родственников не навещал нас всё это время.

Потом я пришёл к шейху в мечеть и поприветствовал его. Он ответил на моё приветствие, но не стал разговаривать со мной. А когда все разошлись, он спросил:

— Как поживает твоя жена, о Абу Вада‘а?

Я ответил:

— Так, как угодно другу и ненавистно врагу…

Он ответил:

— Хвала Аллаху.

Вернувшись домой, я обнаружил, что он послал нам большую сумму, чтобы поддержать нас».

* * *

Сын ‘Абд-аль-Малика сказал:

— Меня удивляют поступки этого человека…

Житель Медины сказал:

— Что же удивляет тебя, о эмир? Клянусь Аллахом, дело не в том, что он поскупился отдать свою дочь сыну повелителя верующих или считал его недостойным её. Просто он побоялся искушать её мирскими благами. Один из его товарищей как-то сказал: «Ты отверг сватовство повелителя верующих, а потом выдал свою дочь за человека из числа простых мусульман!» Са‘ид ответил: «Поистине, я несу ответственность перед Аллахом за свою дочь, и, поступая так, я заботился о её же благе». Тот спросил: «Как же это?» Са‘ид ответил: «А вы подумайте, что с ней стало бы, если бы она переехала жить во дворцы бану Умайя и жила бы там в роскоши, среди украшений и мебели, в окружении слуг, придворных и невольниц, а в один прекрасный день стала женой халифа? Что бы стало с её религией?!»

Один из жителей Шама заметил:

— Видно, ваш товарищ необычный человек.

Житель Медины ответил:

— Сказав это, ты не погрешил против истины… Он постится днём и простаивает ночи в молитве и уже совершил хадж около сорока раз. И за сорок лет он ни разу не пропустил открывающего такбира в мечети Посланника (мир ему и благословение Аллаха). И за всё это время ему ни разу не случалось видеть перед собой в молитве чей-то затылок, потому что он всегда стоял в первом ряду. Он мог жениться на любой курайшитке, но выбрал дочь Абу Хурайры из-за того положения, которое Абу Хурайра занимал при Посланнике Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), множества хадисов, которые он передал от него и его стремления перенимать от него знание. Он с ранних лет посвятил себя знанию. И он заходил к жёнам Пророка (мир ему и благословение Аллаха), и это принесло ему немало пользы. Он учился у Зейда ибн Сабита, ‘Абдаллаха ибн ‘Аббаса и ‘Абдаллаха ибн ‘Умара. И он слышал хадисы от ‘Усмана, ‘Али, Сухайба и других сподвижников благородного Пророка (мир ему и благословение Аллаха). Он перенял от них их нрав и достоинства. И на протяжении всей жизни он повторял слова, которые в конце концов стали его девизом: «Ничто не возвышает души рабов Аллаха так, как покорность Аллаху, и ничто не унижает их души так, как ослушание Его»…