Главная

 

‘Ата ибн Абу Рабах

‘Амир ибн ‘Абдаллах ат-Тамими

‘Урва ибн аз-Зубайр

Ар-Раби‘ ибн Хусайм

Ияс ибн Му‘авия аль-Музани

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз и его сын ‘Абд-аль-Малик

Аль-Хасан аль-Басри

Судья Шурайх

Мухаммад ибн Сирин

Раби‘а-ар-райй

Раджа’ ибн Хайва

‘Амир ибн Шурахбиль аш-Ша‘би

Саляма ибн Динар (Абу Хазим аль-А‘радж)

Са‘ид ибн аль-Мусайяб

Са‘ид ибн Джубайр

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: предводитель равнодушных к мирским благам в свою эпоху

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: украшение факихов

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: замечательные эпизоды из его жизни

Мухаммад ибн аль-Ханафийя (сын ‘Али ибн Абу Талиба)

Тавус ибн Кейсан: история с наместником

Тавус ибн Кейсан: наставник

Аль-Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр

Сыля ибн Ашьям аль-‘Адви

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: три эпизода из его жизни

‘Али ибн аль-Хусейн ибн ‘Али (Зейн-аль-‘Абидин)

‘Абдаллах ибн Суваб (Абу Муслим аль-Хауляни)

Салим, сын ‘Абдаллаха ибн ‘Умара (внук ‘Умара ибн аль-Хаттаба)

Салим ибн ‘Абдаллах ибн ‘Умар: деятельный учёный

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: правитель Андалусии

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: герой битвы Балят аш-шухада

Негус (Асхама ибн Абджар)

Руфай‘ ибн Михран Абу аль-‘Алия

Аль-Ахнаф ибн Кайс: предводитель бану Тамим

Аль-Ахнаф ибн Кайс: ученик аль-Фарука

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: четыре эпизода из его жизни

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: его одарённость и выдающийся ум

Са‘ид ибн Джубайр

Са‘ида ибн Джубайра убили тогда, когда не было на земле человека, который не нуждался бы в его знании.

Ахмад ибн Ханбаль

Это был крепкий и энергичный юноша в самом расцвете сил. К тому же у него было чистое сердце, он отличался острым умом. Он тянулся к достойному и питал отвращение к запретному.

Он был темнокожим, с курчавыми волосами — сказывалось эфиопское происхождение. Но это не уменьшало значимости его особенной, уникальной личности, которая была такой уже тогда, в юные годы.

* * *

Юноша-эфиоп, живший среди арабов, понял, что знание — это правильный путь, ведущий к Аллаху, и что богобоязненность — дорога в Рай. И он поместил богобоязненность справа, знание — слева, и с упорством и усердием пошёл по жизни, возложив на них руки и опираясь на них.

С ранних лет люди видели его склонившимся над книгой и приобретающим знание или выстаивающим молитву.

Это был один из самых известных мусульман своего времени — Са‘ид ибн Джубайр, да будет доволен им Аллах и да сделает Он его довольным!

* * *

Са‘ид ибн Джубайр перенимал знание от виднейших сподвижников, в том числе и от Абу Са‘ида аль-Худри, ‘Ади ибн Хатима ат-Таи, Абу Мусы аль-Аш‘ари, Абу Хурайры ад-Дауси, ‘Абдаллаха ибн ‘Умара и матери верующих ‘Аиши (да будет доволен Аллах ею и ими всеми). Но главным его учителем был ‘Абдаллах ибн ‘Аббас — великий учёный общины Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) и её бескрайний океан знаний.

* * *

Са‘ид ибн Джубайр следовал за Ибн ‘Аббасом так же, как следует за человеком его тень. Он научился от него чтению Корана и его толкованию, а также хадисам и толкованиям сложных слов в них. Под его руководством Са‘ид обрёл глубокое понимание религии и научился толкованию Корана. Он учился у него арабскому языку и овладел им в совершенстве. Он достиг в знании таких высот, что не осталось на земле человека из числа его современников, который не нуждался бы в его знании. Он объехал области исламского государства в поисках знания, путешествуя столько, сколько пожелал Аллах. И когда он приобрёл столько знания, сколько желал приобрести, то поселился в Куфе, став для жителей города учителем и имамом.

* * *

Одну ночь в рамадане он руководил молитвой людей, читая аяты так, как читал ‘Абдаллах ибн Мас‘уд, а в другую он читал так, как читал Зейд ибн Сабит, в третью — демонстрировал ещё какое-нибудь чтение, и так далее.

Совершая молитву в одиночестве, он порой прочитывал весь Коран в одном рак‘ате. Когда он доходил до слов Всевышнего «Но они узнают, * когда с оковами на шеях и в цепях их поволокут * в кипяток, а потом сожгут в Огне» (40:70–72) или читал другие подобные аяты, содержащие угрозу, кожа его покрывалась мурашками, сердце начинало стучать быстро, а из глаз бежали слёзы. И он повторял эти слова, читая аяты снова и снова так, что едва не испускал дух.

* * *

Два раза в год он отправлялся к Заповедному дому Аллаха: первый раз он ехал туда в месяце раджаб, чтобы совершить ‘умру, а второй — в месяце зу-ль-ка‘да, чтобы совершить хадж. Искатели знаний, блага, благочестия и добрых советов приезжали в Куфу, чтобы припасть к чистейшему неиссякаемому источнику, которым был для них Са‘ид ибн Джубайр. Они учились у него следовать правильным путём.

Кто-то спрашивал его о страхе перед Всевышним Аллахом, и он отвечал:

— Страх перед Ним — это когда Ты боишься Всевышнего Аллаха так, что это мешает тебе ослушиваться Его.

А когда другой спрашивал его о поминании, он отвечал:

— Поминание — это покорность Всевышнему Аллаху. Кто обратился к Аллаху и покорен Ему, тот поминает Его. А кто отворачивается от Него и не покорен Ему, тот не является поминающим, даже если он всю ночь прославляет Аллаха и читает аяты Корана!

* * *

В те времена, когда Са‘ид ибн Джубайр поселился в Куфе, ею управлял аль-Хаджжадж ибн Юсуф ас-Сакафи, поскольку аль-Хаджжадж был наместником двух Ираков (Куфы и Басры), восточных областей и Мавераннахра. Это был пик его могущества и тирании. Это было после того, как он убил ‘Абдаллаха ибн аз-Зубайра, покончил с его движением, подчинил Ирак султану из бану Умайя и потушил пламя восстаний, вспыхивавших тут и там, отрубив множество голов… Сердца людей наполнились страхом перед аль-Хаджжаджем и его тиранией.

* * *

Потом Аллах пожелал, чтобы между аль-Хаджжаджем ибн Юсуфом и одним из его крупнейших военачальников ‘Абд-ар-Рахманом ибн аль-Аш‘асом начался раздор. Этот конфликт стал причиной смуты, уничтожающей всё на своём пути.

А дело было вот как. Аль-Хаджжадж послал ‘Абд-ар-Рахмана ибн аль-Аш‘аса во главе войска против Ратбиля, тюркского правителя областей, прилегающих к Сиджистану.

Доблестный полководец-триумфатор захватил половину земель Ратбиля, занял его неприступные крепости и собрал огромную военную добычу, после чего отправил гонца к аль-Хаджжаджу, сообщая ему радостную весть об одержанной победе. Гонец отвёз к аль-Хаджжаджу пятую часть военной добычи, которая предназначалась для казны мусульман.

‘Абд-ар-Рахман также написал аль-Хаджжаджу, прося разрешения прекратить сражения на некоторое время, чтобы хорошо изучить области и провести разведку, прежде чем продвигаться вглубь незнакомых областей, и не подвергать войска ненужной опасности.

Аль-Хаджжадж разгневался и послал ему ответное послание, в котором называл его презренным трусом и предостерегал его, грозясь даже отстранить от командования войсками.

‘Абд-ар-Рахман собрал влиятельных воинов и командующих отрядов, зачитал им письмо аль-Хаджжаджа и посоветовался с ними. Они призвали его выступить против аль-Хаджжаджа и выйти из повиновения.

‘Абд-ар-Рахман сказал им:

— Вы присягнёте мне и поможете мне сражаться с ним до тех пор, пока Аллах не очистит землю Ирака от его скверны?

Воины присягнули ему.

* * *

‘Абд-ар-Рахман ибн аль-Аш‘ас повёл своё горящее ненавистью к аль-Хаджжаджу войско в бой. Начались кровавые сражения между ним и войсками аль-Хаджжаджа. ‘Абд-ар-Рахман одерживал блистательные победы. Подчинив себе Сиджистан и большую часть персидских земель, после чего решил отобрать у аль-Хаджжаджа Куфу и Басру.

* * *

Пламя войны бушевало, ‘Абд-ар-Рахман ибн аль-Аш‘ас одерживал победу за победой. А тут ещё у аль-Хаджжаджа случилась беда, из-за которой его противник стал ещё сильнее. Наместники областей написали аль-Хаджжаджу, что почти все зиммии приняли ислам, чтобы не платить джизью, покинули селения, в которых прежде работали, и переселились в города. Земельный налог-харадж почти не собирается, податей совсем не стало.

Аль-Хаджжадж велел своим наместникам в Басре и других областях, чтобы они собрали всех зиммиев, перебравшихся в город, и вернули их в селения, вне зависимости от того, как давно они переселились в город.

Наместники исполнили приказ и заставили множество людей покинуть свои дома и оставить свои источники доходов. Согнав их на окраины города вместе с их женщинами и детьми, они велели им возвращаться в свои селения, которые они покинули много лет назад. Женщины, дети и старики стали плакать и кричать, звать на помощь и восклицать:

— О Мухаммад! О Мухаммад!

Они стояли в растерянности, не зная, что им делать, куда идти… К ним вышли факихи Басры, чтобы помочь им и заступиться за них. Но они ничего не смогли сделать для несчастных. Оставалось только плакать вместе с ними и просить помощи…

* * *

‘Абд-ар-Рахман ибн аль-Аш‘ас решил воспользоваться этой возможностью и призвал факихов и чтецов поддержать его.

Его призыву вняли многие известные последователи сподвижников и имамов мусульман, в том числе Са‘ид ибн Джубайр, ‘Абд-ар-Рахман ибн Абу Лейля, аш-Ша‘би, Абу аль-Бахтари и многие другие.

Война продолжилась. Сначала побеждал ‘Абд-ар-Рахман ибн аль-Аш‘ас со своими войсками. Но постепенно аль-Хаджжадж стал одерживать победы и в конце концов нанёс ‘Абд-ар-Рахману сокрушительное поражение. ‘Абд-ар-Рахман бежал, спасая свою жизнь, а его войско сдалось аль-Хаджжаджу и его воинам.

* * *

Аль-Хаджжадж велел объявить сдавшимся, что призывает их заново присягнуть ему. Большинство согласилось заново принести присягу, а некоторые скрылись. Среди тех, кто скрылся, был и Са‘ид ибн Джубайр, да будет доволен им Аллах и да сделает Он его довольным.

Когда сдавшиеся начали принимать присягу, они столкнулись с тем, чего никак не могли ожидать. Аль-Хаджжадж спрашивал их одного за другим:

— Свидетельствуешь ли ты, что стал неверующим, когда нарушил присягу наместнику повелителя верующих?

Если человек отвечал утвердительно, аль-Хаджжадж принимал его присягу и отпускал его. А если он отвечал отрицательно, его казнили.

Некоторые подчинились аль-Хаджжаджу и признали себя неверующими, чтобы спастись от верной гибели. А другие проявили стойкость и упорство и заплатили за это головой. Люди заговорили об этой бойне, унёсшей жизни нескольких тысяч человек, и о том, как оставшиеся несколько тысяч спаслись, согласившись признать себя неверующими.

* * *

Один старик из племени Хас‘ам остался в стороне от обеих групп и жил за Евфратом. Его привели в аль-Хаджжаджу вместе с остальными. Когда его ввели в аль-Хаджжаджу, тот спросил его о его положении, и старик ответил:

— С тех пор как это пламя разгорелось, я ни к кому не примыкал и жил за этой рекой, ожидая исхода сражений. А когда ты победил, я пришёл к тебе, чтобы принести присягу.

Аль-Хаджжадж воскликнул:

— Пропади ты пропадом! Ты просто сидел в ожидании, вместо того чтобы сражаться вместе со своим повелителем?!

Затем он прикрикнул на него:

— Свидетельствуешь ли ты, что ты неверующий?

Старик сказал:

— Скверным бы я был человеком, если бы признал себя неверующим после того, как восемьдесят лет поклонялся Аллаху!

Аль-Хаджжадж сказал:

— Тогда я тебя казню!

Старик сказал:

— Даже если ты убьёшь меня, то ведь мне и так осталось жить столько же, сколько может прожить осёл без воды. А он, напившись утром, вечером уже умирает. Поистине, я утром и вечером ожидаю смерти. Так что делай что хочешь.

Аль-Хаджжадж велел своему палачу:

— Отруби ему голову.

Палач отрубил старику голову. И не было среди присутствующих, будь то приближённые аль-Хаджжаджа или его враги, человека, который не почувствовал бы уважение к этому старому человеку и не пожалел его и не призвал бы на него милость Аллаха.

* * *

Аль-Хаджжадж вызвал к себе Камиля ибн Зияда ан-Наха‘и и сказал ему:

— Свидетельствуешь ли ты, что ты — неверующий?

Он ответил:

— Клянусь Аллахом, не свидетельствую.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Тогда я казню тебя!

Камиль сказал:

— Аллах рассудит нас, когда мы встретимся у Него. И после убийства будет расчёт.

Аль-Хаджжадж сказал:

— В тот день довод будет против тебя, а не в твою пользу.

Он возразил:

— Это было бы так, если бы судьёй в тот день был ты.

Аль-Хаджжадж велел:

— Убейте его.

И его казнили.

* * *

Потом к аль-Хаджжаджу привели другого человека, которого он давно мечтал убить, потому что ему передавали, что он насмехается над ним. Он сказал ему:

— Поистине, я вижу перед собой человека, который, я думаю, не станет свидетельствовать, что он неверующий!

Тот человек ответил:

— Не пытайся запутать меня и обмануть. Я — самый неверующий из всех обитателей земли, даже более неверующий, чем фараон, владыка кольев!

И аль-Хаджжадж отпустил его, хотя жаждал убить.

* * *

Это событие, унёсшее жизни нескольких тысяч стойких верующих, получило известность. Остальные несколько тысяч сумели спастись, но для этого им пришлось назвать себя неверующими.

Са‘ид ибн Джубайр понял, что если он попадёт в руки аль-Хаджжаджа, то ему придётся выбирать одно из двух: либо ему отрубят голову, либо он должен будет признать себя неверующим. Это был трудный выбор.

Са‘ид предпочёл покинуть Ирак и скрыться.

Он переезжал с места на место, скрываясь от аль-Хаджжаджа и его шпионов, пока не оказался в маленьком селении близ Мекки. Так прошло десять полных лет. Казалось бы, этого времени вполне достаточно, чтобы пламя в сердце аль-Хаджжаджа погасло и злоба его утихла.

* * *

Но случилось то, чего никто не ожидал. В Мекку прибыл новый наместник из числа наместников бану Умайя. Это Халид ибн ‘Абдаллах аль-Касри.

Товарищи Са‘ида ибн Джубайра насторожились, потому что знали, что новый наместник — скверный человек и от него можно ожидать зла.

Некоторые из них пришли к Са‘иду и сказали:

— Поистине, этот человек прибыл в Мекку, и, клянёмся Аллахом, мы опасаемся, что он может причинить тебе зло. Выполни же нашу просьбу, покинь эту местность.

Но Са‘ид сказал:

— Клянусь Аллахом, я в бегах уже так долго, что мне стыдно перед Аллахом. Я решил остаться в этом месте, и пусть Аллах сделает со мной, что пожелает…

* * *

Подозрения товарищей Са‘ида подтвердились. Едва узнав, где находится Са‘ид ибн Джубайр, наместник послал туда отряд и велел им схватить Са‘ида и доставить его в цепях к аль-Хаджжаджу в Васит.

Солдаты окружили дом, в котором находился Са‘ид, и заковали его в цепи на глазах у его товарищей. Ему сообщили, что повезут его к аль-Хаджжаджу. Са‘ид встретил это известие хладнокровно, со спокойным сердцем. Он повернулся к своим товарищам и сказал:

— Поистине, я думаю, что этот притеснитель непременно казнит меня. В одну из ночей, посвящённых поклонению, я был вместе со своими двумя товарищами, и мы, желая ощутить сладость мольбы, обратились к Аллаху с мольбами — каждый попросил о чём хотел. А потом мы попросили Всевышнего Аллаха послать нам мученическую смерть, и она была дарована обоим моим товарищам, а я всё ещё ожидаю её…

Едва он закончил говорить, как вошла его маленькая дочь. Увидев, что он в цепях и солдаты ведут его, она бросилась к нему. Вцепившись в отца, она стала плакать. Он мягко отстранил её от себя и сказал:

— Скажи своей матери, доченька, что мы встретимся в Раю. Если будет на то воля Всевышнего Аллаха.

Сказав это, он ушёл вместе с солдатами.

* * *

Отряд доставил этого имама, выдающегося учёного, усердно поклонявшегося Господу и равнодушного к мирским благам, богобоязненного, пречистого и благочестивого, в город Васит. Они привели его к аль-Хаджжаджу. Тот бросил на него злобный взгляд и сказал:

— Как тебя зовут?

Он ответил:

— Са‘ид ибн Джубайр.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Да нет, ты — Шакийй ибн Кусайр!

Са‘ид ответил:

— Моя мать знала моё имя лучше, чем ты.

Аль-Хаджжадж спросил:

— Что ты скажешь о Мухаммаде?

Са‘ид уточнил:

— О Мухаммаде ибн ‘Абдаллахе (мир ему и благословение Аллаха)?

Аль-Хаджжадж сказал:

— Да.

Са‘ид сказал:

— Господин потомков Адама, избранный Пророк. Он лучше всех, кто ещё будет жить, и лучше тех, чья жизнь уже закончилась. Он донёс послание и исполнил возложенную на него миссию. И он был чистосердечен по отношению к Аллаху, Его Книге, простым мусульманам и влиятельным из их числа.

Аь-Хаджжадж спросил:

— А что ты скажешь об Абу Бакре?

Са‘ид ответил:

— Ас-Сыддик, преемник Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Ушёл славным, жил счастливым. Следовал путём Пророка (мир ему и благословение Аллаха), ничего не изменив и не подменив.

Аль-Хаджжадж спросил:

— А что ты скажешь об ‘Умаре?

Са‘ид ответил:

— Аль-Фарук, посредством которого Аллах отделил истину ото лжи, избранник Аллаха и избранник Его Посланника. Он следовал путём своих предшественников, жил славным и погиб мучеником.

Аль-Хаджжадж спросил:

— А что ты скажешь об ‘Усмане?

Са‘ид ответил:

— Человек, обеспечивший войско, отправлявшееся в поход в трудных условиях, выкопавший колодец Румы и купивший себе дом в Раю… Зять Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) — муж двух его дочерей. Пророк (мир ему и благословение Аллаха) женил его на основании откровения, пришедшего с небес. И он был убит несправедливо.

Аль-Хаджжадж спросил:

— А что ты скажешь об ‘Али?

Са‘ид ответил:

— Двоюродный брат Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), первый юноша, принявший ислам, муж пречистой Фатымы, отец аль-Хасана и аль-Хусейна — предводителей юношей обитателей Рая.

Аль-Хаджжадж спросил:

— А какой из халифов бану Умайя тебе милее?

Са‘ид ответил:

— Тот из них, кем больше доволен Творец.

Аль-Хаджжадж спросил:

— А кем из них Творец доволен больше?

Са‘ид ответил:

— Это известно лишь Тому, Кто знает то, что они скрывали, и их тайные беседы…

Аль-Хаджжадж спросил:

— А обо мне ты что скажешь?

Са‘ид ответил:

— Ты знаешь себя лучше.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Я хочу услышать то, что ты знаешь обо мне.

Са‘ид сказал:

— Тебя это опечалит, а не обрадует.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Мне обязательно нужно услышать это от тебя.

Са‘ид сказал:

— Поистине, я знаю, что ты противоречишь Книге Всевышнего Аллаха. Ты совершаешь деяния, желая, чтобы из-за них люди испытывали страх перед тобой, и они подталкивают тебя к гибели и толкают тебя в Огонь.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Клянусь Аллахом, я непременно казню тебя!

Са‘ид сказал:

— Значит, ты испортишь мою земную жизнь, а я испорчу тебе жизнь вечную.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Выбери для себя смерть — какую пожелаешь.

Са‘ид ответил:

— Нет, это ты выбирай для себя, о Хаджжадж, ибо, клянусь Аллахом, каким бы способом ты ни убил меня, Аллах непременно убьёт тебя точно так же в мире вечном.

Аль-Хаджжадж спросил:

— Ты желаешь, чтобы я простил тебя?

Са‘ид ответил:

— Если прощение и будет, то только от Всевышнего Аллаха. Что же до тебя, то от тебя не может быть ни прощения, ни оправдания.

Разъярённый аль-Хаджжадж сказал:

— Меч и подстилку, слуга!

Са‘ид улыбнулся, и аль-Хаджжадж спросил:

— Почему ты улыбаешься?

Са‘ид ответил:

— Меня удивляет твоя дерзость по отношению к Аллаху и снисходительность Аллаха к тебе…

Аль-Хаджжадж велел:

— Убей его, слуга!

Са‘ид повернулся в сторону киблы и прочитал:

«Я искренне обратил свой лик к Тому, Кто сотворил небеса и землю, и Я не принадлежу к многобожникам!» (7:79).

Аль-Хаджжадж велел:

— Отверните его лицо от киблы!

Са‘ид прочитал:

«Куда бы вы ни повернулись, там будет Лик Аллаха» (2:115).

Аль-Хаджжадж велел:

— Положите его на землю!

Са‘ид прочитал:

«Мы сотворили вас из неё [земли], в неё Мы вас вернём и из неё выведем ещё раз» (20:55).

Аль-Хаджжадж велел:

— Зарежьте врага Аллаха! Поистине, не доводилось мне видеть человека, который мог вспомнить подходящий аят по любому случаю лучше, чем он…

Са‘ид поднял руки и сказал:

— О Аллах! Не давай аль-Хаджжаджу власть ни над кем после меня.

* * *

Спустя всего пятнадцать дней после казни Са‘ида у аль-Хаджжаджа началась горячка. Болезнь усиливалась. Он то впадал в забытье, то снова приходил в сознание. Стоило ему ненадолго задремать, как он просыпался, охваченный страхом, и кричал:

— Это Са‘ид ибн Джубайр! Он держит меня за горло… Это Са‘ид ибн Джубайр! Он говорит: «За что ты убил меня?!»

Потом он плакал и говорил:

— Чего хочет от меня Са‘ид ибн Джубайр? Спасите меня от Са‘ида ибн Джубайра!

Когда он скончался и его тело предали земле, кто-то увидел его во сне и спросил:

— Что Аллах сделал с тобой за тех, кого ты убил, о Хаджжадж?

Он ответил:

— Аллах убил меня за каждого человека один раз, а за Са‘ида ибн Джубайра Он убил меня семьдесят раз…