Главная

 

‘Ата ибн Абу Рабах

‘Амир ибн ‘Абдаллах ат-Тамими

‘Урва ибн аз-Зубайр

Ар-Раби‘ ибн Хусайм

Ияс ибн Му‘авия аль-Музани

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз и его сын ‘Абд-аль-Малик

Аль-Хасан аль-Басри

Судья Шурайх

Мухаммад ибн Сирин

Раби‘а-ар-райй

Раджа’ ибн Хайва

‘Амир ибн Шурахбиль аш-Ша‘би

Саляма ибн Динар (Абу Хазим аль-А‘радж)

Са‘ид ибн аль-Мусайяб

Са‘ид ибн Джубайр

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: предводитель равнодушных к мирским благам в свою эпоху

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: украшение факихов

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: замечательные эпизоды из его жизни

Мухаммад ибн аль-Ханафийя (сын ‘Али ибн Абу Талиба)

Тавус ибн Кейсан: история с наместником

Тавус ибн Кейсан: наставник

Аль-Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр

Сыля ибн Ашьям аль-‘Адви

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: три эпизода из его жизни

‘Али ибн аль-Хусейн ибн ‘Али (Зейн-аль-‘Абидин)

‘Абдаллах ибн Суваб (Абу Муслим аль-Хауляни)

Салим, сын ‘Абдаллаха ибн ‘Умара (внук ‘Умара ибн аль-Хаттаба)

Салим ибн ‘Абдаллах ибн ‘Умар: деятельный учёный

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: правитель Андалусии

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: герой битвы Балят аш-шухада

Негус (Асхама ибн Абджар)

Руфай‘ ибн Михран Абу аль-‘Алия

Аль-Ахнаф ибн Кайс: предводитель бану Тамим

Аль-Ахнаф ибн Кайс: ученик аль-Фарука

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: четыре эпизода из его жизни

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: его одарённость и выдающийся ум

Тавус ибн Кейсан

История с наместником

Никогда не случалось мне видеть человека, подобного Тавусу ибн Кейсану.

‘Амр ибн Динар

Он воспользовался светом пятидесяти звёзд прямого пути. Сияние окружило и озарило его, осветив его сердце и его язык, и свет стал распространяться перед ним.

* * *

У него было пятьдесят учителей, которые относились к числу наилучших выпускников школы Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха). Он уподобился сподвижникам в твёрдости своей веры, искренности, равнодушии к мирским благам и самозабвенном стремлении к довольству Аллаха. Он так же произносил слово истины, какую бы цену ему ни пришлось заплатить за это. Школа Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) научила его, что религия есть чистосердечие и искренность по отношению к Аллаху, Его Книге, Его Посланнику, предводителям мусульман и простым мусульманам. И жизненный опыт научил его, что праведность начинается с правителя и заканчивается на нём. Если пастырь праведный, то и паства будет праведной, а если он нечестивый, то и паства будет такой же.

Таким был Закван ибн Кейсан по прозвищу Тавус — «павлин». Так прозвали его потому, что он выделялся среди факихов так же, как выделяется павлин на фоне остальных птиц, и его предпочитали остальным его современникам.

* * *

Тавус ибн Кейсан жил в Йемене. В то время Йеменом управлял Мухаммад ибн Юсуф ас-Сакафи, брат аль-Хаджжаджа ибн Юсуфа. Аль-Хаджжадж назначил его наместником Йемена после того, как обрёл влияние и власть: он обрёл силу и люди стали испытывать страх перед ним после того, как он покончил с движением ‘Абдаллаха ибн аз-Зубайра.

Мухаммад ибн Юсуф обладал многими из тех скверных качеств, которые были присущи его брату аль-Хаджжаджу, но не обладал ни одним из достоинств, которыми обладал аль-Хаджжадж.

* * *

Однажды холодным зимним утром Тавус ибн Кейсан зашёл к Мухаммаду ибн Юсуфу вместе с Вахбом ибн Мунаббихом.

Когда они сели у него, Тавус стал наставлять его, прельщая и устрашая. При этом у него сидели другие люди.

Наконец наместник сказал одному из своих привратников:

— Эй, слуга, принеси-ка зелёный плащ и набрось его на плечи Абу ‘Абд-ар-Рахмана.

Слуга взял дорогой зелёный плащ и набросил его на плечи Тавуса ибн Кейсана.

Тавус в это время продолжал произносить свои наставления и спокойным движением плеч сбросил с себя накинутый плащ, после чего поднялся и ушёл.

Мухаммад ибн Юсуф разгневался так, что это стало заметно по его покрасневшим глазам и побагровевшему лицу, хотя он ничего не сказал.

Когда Тавус с товарищем покинули его собрание, Вахб ибн Мунаббих сказал Тавусу:

— Клянусь Аллахом, не следовало нам навлекать на себя его гнев. Что плохого случилось бы, если бы ты взял этот плащ, а потом продал его и отдал бы вырученные деньги бедным и нуждающимся в качестве милостыни?

Тавус сказал:

— Всё так, как ты говоришь. Просто я побоялся, что учёные, которые придут после меня, скажут: «Будем брать, как взял Тавус», а потом не будут поступать с тем, что взяли, так, как ты предложил.

* * *

Судя по всему, Мухаммад ибн Юсуф решил отплатить Тавусу той же монетой и отомстить ему. Он приготовил мешочек, в который положил семьсот динаров, выбрал смышлёного человека из числа своих приближённых и сказал ему:

— Отнеси этот мешок Тавусу ибн Кейсану и хитростью заставь его взять эти деньги. И если он возьмёт их у тебя, я щедро награжу тебя, облачу тебя в богатые одежды и сделаю тебя одним из моих главных приближённых.

Тот человек вышел с мешком в руке и отправился в селение аль-Джанад в окрестностях Саны, где жил Тавус.

Встретившись с ним, он поприветствовал его, постарался расположить его к себе и сказал ему:

— О Абу ‘Абд-ар-Рахман, это деньги, которые послал тебе повелитель верующих.

Тавус сказал:

— Мне они не нужны.

Его собеседник всячески пытался убедить Тавуса принять эти деньги. Но он отказался. Тот приводил ему всевозможные доводы, но Тавус решительно отказался брать деньги.

Тогда, воспользовавшись тем, что Тавус отвлёкся на что-то, этот человек положил мешок в узкий проём в стене его дома, после чего вернулся к наместнику и сказал:

— Тавус взял деньги.

Мухаммад ибн Юсуф очень обрадовался, но говорить ничего не стал.

По прошествии нескольких дней он велел двум своим помощникам пойти вместе с тем человеком к Тавусу и сказать ему: мол, посланец наместника ошибся и отдал тебе деньги, которые предназначались не тебе, и мы пришли, чтобы забрать их у тебя и отнести тому, кому они предназначались.

Тавус сказал:

— Я ничего не брал у наместника, так что и возвращать мне нечего.

Они сказали:

— Нет. Ты взял.

Тогда Тавус повернулся к человеку, который принёс ему мешок, и спросил:

— Я что-нибудь брал у тебя?

Тот испугался и сказал:

— Нет… Я положил мешок в проём в стене, когда ты отвлёкся…

Тавус сказал:

— Пойдите и загляните в этот проём.

Они заглянули в проём и обнаружили, что мешок по-прежнему лежит там и паук уже оплёл его своей паутиной. Они забрали мешок и вернулись к наместнику.

* * *

И как будто Всевышний Аллах пожелал отомстить Мухаммаду ибн Юсуфу за то, как он поступил с Тавусом, причём случиться это должно было на глазах у людей. Как же это произошло? Сам Тавус ибн Кейсан рассказывал эту историю.

«Когда я совершал хадж в Мекке, аль-Хаджжадж ибн Юсуф послал за мной. Когда я вошёл к нему, он поприветствовал меня, встретил меня радушно и усадил поближе к себе. И он бросил мне подушку и предложил мне облокотиться на неё. Потом он принялся задавать вопросы о тех обрядах хаджа, о которых он знал недостаточно. Задавал он и другие вопросы. И вот, когда мы так разговаривали, аль-Хаджжадж услышал, как какой-то человек произносит тальбию, совершая обход вокруг Каабы. Он произносил тальбию громко, и голос его был столь проникновенным, что заставлял сердце содрогаться.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Нужно непременно поглядеть на этого человека!

Когда его привели к аль-Хаджжаджу, тот спросил:

— Из кого ты?

Тот человек ответил:

— Из мусульман.

Аль-Хаджжадж сказал:

— Я не об этом тебя спрашиваю, а о том, откуда ты.

Тот человек ответил:

— Я из жителей Йемена.

Аль-Хаджжадж спросил:

— Как там ваш наместник?

Он имел в виду своего брата.

Тот человек ответил:

— Толст и жирен, у него много одежды и средств передвижения, и он много разъезжает…

Аль-Хаджжадж сказал:

— Да я не об этом тебя спрашиваю…

Тот человек поинтересовался:

— А о чём же тогда?

Аль-Хаджжадж сказал:

— Я спрашиваю о его отношении к вам.

Йеменец сказал:

— Несправедливый притеснитель, покорный творениям и ослушивающийся Творца.

Аль-Хаджжадж покраснел от стыда, потому что у него сидели люди, и сказал этому человеку:

— Что заставило тебя так отозваться о нём притом, что тебе известно, какое положение он занимает при мне?

Йеменец ответил:

— Ты думаешь, что его положение при тебе возвышает его больше, чем моё положение при Всевышнем Аллахе?.. Я прибыл к Дому Его, веря Его Пророку и исполняя свой долг перед Ним.

Аль-Хаджжадж промолчал, не зная, что ответить.

Йеменец почти сразу же поднялся и удалился, не спрашивая разрешения и не дожидаясь его.

Я поднялся вслед за ним, подумав, что это праведный человек и неплохо бы мне пойти за ним и догнать его, прежде чем он смешается с толпой.

И я пошёл за ним. Я увидел, что он взялся за покров Каабы, прижался щекой к её стене и стал повторять:

— О Аллах, у Тебя прошу я защиты и к могуществу Твоему прибегаю… О Аллах, помоги мне полагаться на щедрость Твою, удовольствоваться Тем, что Ты даруешь, и помоги отдалиться от скупости скаредных и не нуждаться в том, что в руках себялюбцев… О Аллах, поистине, я прошу у Тебя скорого избавления и Твоего извечного добра и Твоего обычного блага, о Господь миров!

Потом он смешался с толпой, и я потерял его из виду и понял, что мне уже не встретиться с ним. Вечером в день стояния на Арафате я снова увидел его, когда он покидал Арафат вместе с другими людьми. Я приблизился к нему и услышал, как он говорит:

— О Аллах, если Ты не примешь мой хадж, мои усилия и утомление, то не лишай меня награды за переносимые мною испытания, не принимая от меня!..

Потом он смешался с толпой и темнота сокрыла его от меня. Отчаявшись встретиться с ним вновь, я сказал:

— О Аллах! Прими мою мольбу и его мольбу и внемли и моей просьбе, и Его просьбе, и укрепи стопы мои и стопы его в день, когда поскользнутся стопы, и собери нас вместе с ним у райского источника Каусар, о Щедрейший!»

* * *

До новой встречи с благородным последователем сподвижников Закваном ибн Кейсаном по прозвищу Тавус, да будет доволен им Аллах и да сделает Он его довольным и да сделает Он Сады вечности его обителью!