Главная

 

‘Ата ибн Абу Рабах

‘Амир ибн ‘Абдаллах ат-Тамими

‘Урва ибн аз-Зубайр

Ар-Раби‘ ибн Хусайм

Ияс ибн Му‘авия аль-Музани

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз и его сын ‘Абд-аль-Малик

Аль-Хасан аль-Басри

Судья Шурайх

Мухаммад ибн Сирин

Раби‘а-ар-райй

Раджа’ ибн Хайва

‘Амир ибн Шурахбиль аш-Ша‘би

Саляма ибн Динар (Абу Хазим аль-А‘радж)

Са‘ид ибн аль-Мусайяб

Са‘ид ибн Джубайр

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: предводитель равнодушных к мирским благам в свою эпоху

Мухаммад ибн Васи‘ аль-Азди: украшение факихов

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: замечательные эпизоды из его жизни

Мухаммад ибн аль-Ханафийя (сын ‘Али ибн Абу Талиба)

Тавус ибн Кейсан: история с наместником

Тавус ибн Кейсан: наставник

Аль-Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр

Сыля ибн Ашьям аль-‘Адви

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз: три эпизода из его жизни

‘Али ибн аль-Хусейн ибн ‘Али (Зейн-аль-‘Абидин)

‘Абдаллах ибн Суваб (Абу Муслим аль-Хауляни)

Салим, сын ‘Абдаллаха ибн ‘Умара (внук ‘Умара ибн аль-Хаттаба)

Салим ибн ‘Абдаллах ибн ‘Умар: деятельный учёный

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: правитель Андалусии

‘Абд-ар-Рахман аль-Гафики: герой битвы Балят аш-шухада

Негус (Асхама ибн Абджар)

Руфай‘ ибн Михран Абу аль-‘Алия

Аль-Ахнаф ибн Кайс: предводитель бану Тамим

Аль-Ахнаф ибн Кайс: ученик аль-Фарука

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: четыре эпизода из его жизни

Абу Ханифа ан-Ну‘ман: его одарённость и выдающийся ум

Салим ибн ‘Абдаллах ибн ‘Умар

Деятельный учёный

Никто из современников Салима ибн ‘Абдаллаха не был более похожим на праведных предшественников в равнодушии к мирским благам, достоинствах и образе жизни, чем он.

Имам Малик

Уповелителя верующих ‘Умара ибн аль-Хаттаба было несколько сыновей, но больше всего был похож на него ‘Абдаллах. У ‘Абдаллаха было даже больше сыновей, чем у его отца ‘Умара, но больше всего был похож на него Салим.

Давайте же продолжим наш рассказ о жизни Салима ибн ‘Абдаллаха, внука аль-Фарука и человека, который больше других походил на него и нравом, и внешностью, и отношением к религии, и поведением…

* * *

Салим ибн ‘Абдаллах жил в пресветлой Медине. А в те времена Медина была очень богатым и благополучным городом.

Благой и щедрый удел приходил к ней со всех сторон. Халифы бану Умайя обеспечивали город так обильно, что это даже трудно вообразить.

Однако Салим, в отличие от многих других, не стремился к мирским благам и не радовался тленным украшениям мира этого так, как радовались другие. Он был равнодушен к тому, чем владели окружавшие его люди, и стремился к тому, что у Аллаха. Он отвернулся от мира этого в надежде преуспеть в мире вечном. Халифы бану Умайя пробовали щедро одаривать его, как делали это с другими, но обнаружили, что он совершенно равнодушен к их богатствам и не придаёт значения миру этому со всем, что в нём.

* * *

Однажды халиф Сулейман ибн ‘Абд-аль-Малик прибыл в Мекку для совершения хаджа. Совершая обход вокруг Каабы (таваф кудум), он увидел Салима ибн ‘Абдаллаха, который со смиренным видом сидел напротив Каабы и тихо читал Коран, отрешившись от мира этого и преисполненный покорности и смирения. Люди расступились перед Сулейманом, и он сел рядом с Салимом так, что колени их почти соприкоснулись. Салим не обратил на него никакого внимания и не посмотрел в его сторону, потому что был погружён в своё занятие, поминая Аллаха и забыв обо всём остальном.

Халиф исподтишка наблюдал за Салимом, выжидая, когда тот закончит читать Коран и перестанет плакать, чтобы можно было обратиться к нему.

Как только возможность представилась, Сулейман ибн ‘Абд-аль-Малик сказал:

— Мир тебе, о Абу ‘Умар, и милость Аллаха.

Салим ответил:

— И тебе мир, милость Всевышнего Аллаха и Его благословения.

Халиф сказал, понизив голос:

— Попроси меня о чём хочешь, и я исполню твою просьбу, о Абу ‘Умар.

Салим ничего не ответил ему, и халиф решил, что он просто не услышал его.

Наклонившись ещё ниже прежнего, Сулейман сказал:

— Я желал бы, чтобы ты обратился ко мне с какой-нибудь просьбой, и я исполнил бы её.

Салим сказал:

— Клянусь Аллахом, мне стыдно, находясь в доме Всевышнего Аллаха, обращаться с просьбами к кому-то, кроме Него.

Халиф устыдился и молчал, но не поднялся со своего места. После завершения молитвы Салим поднялся, собираясь уйти. При этом люди обступили его со всех сторон. Кто-то спрашивал его об одном из хадисов Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), кто-то просил у него фетву по одному из вопросов религии, а кто-то хотел посоветоваться с ним о каком-то мирском деле, а кто-то просто просил обратиться к Аллаху с мольбой за него.

Среди собравшихся вокруг Салима людей был и халиф Сулейман ибн ‘Абд-аль-Малик. Увидев его, люди расступились, и он подошёл к Салиму так, что коснулся плечом его плеча. Наклонившись к нему, он прошептал ему в самое ухо:

— Вот теперь мы вышли из мечети, обратись же ко мне с какой-нибудь просьбой.

Салим сказал:

— Из потребностей мира этого или из потребностей мира вечного?

Халиф ответил:

— Да нет, из потребностей мира этого, конечно…

Салим ответил:

— Поистине, я не прошу мирских благ даже у Того, Кто владеет ими, так как же я могу просить их у того, кто не владеет ими?

Халиф устыдился. Он попрощался с Салимом и удалился со словами:

— Кто может превзойти вас в равнодушии к мирским благам и в богобоязненности, о семейство аль-Хаттаба? Поистине, вам достаточно Всевышнего Аллаха… Да благословит вас Аллах, о родственники Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)!

* * *

За год до этого в Мекку для совершения хаджа прибыл аль-Валид ибн ‘Абд-аль-Малик, который был тогда халифом. Когда люди покидали Арафат, халиф встретил в Муздалифе облачённого в ихрам Салима ибн ‘Абдаллаха. Поприветствовав его, он взглянул на его тело, прикрытое только ихрамом, и обнаружил, что Салим хорошо сложен, силён и крепок.

Он заметил:

— Ты хорошо сложён, о Абу ‘Умар. Чем ты в основном питаешься?

Салим ответил:

— Хлебом и растительным маслом.

Аль-Валид воскликнул:

— Хлебом и растительным маслом?!

— Да, — ответил Салим.

Аль-Валид спросил:

— И тебе хочется такой еды?

Салим ответил:

— Если мне её не хочется, то я ничего не ем, пока голод не заставит меня захотеть её…

* * *

Салим был похож на своего деда не только тем, что отвернулся от мира этого и был равнодушен к мирским благам. Он унаследовал от него ещё одно качество — привычку произносить слово истины открыто, не таясь, чем бы это ему ни угрожало.

Однажды он зашёл к аль-Хаджжаджу, чтобы поговорить о нуждах мусульман. Аль-Хаджжадж встретил его радушно, усадил его рядом с собой и оказал ему почёт. И тут к аль-Хаджжаджу привели группу людей со спутанными волосами, покрытыми пылью телами и пожелтевшими лицами. На них были железные оковы.

Аль-Хаджжадж посмотрел на Салима и сказал:

— Это скверные люди, творящие нечестие на земле, считающие разрешённым проливать кровь тех, чью кровь Аллах запретил проливать.

Потом он протянул ему меч и, указав на первого из закованных, сказал:

— Начни с этого. Подойди и отруби ему голову.

Салим взял меч из рук аль-Хаджжаджа и подошёл к человеку, на которого тот указал.

Все взоры были устремлены на Салима. Люди, затаив дыхание, ждали, что же он сделает.

Салим подошёл к тому человеку вплотную и спросил:

— Ты мусульманин?

Тот ответил:

— Да. Но тебе-то что? Давай, исполняй то, что тебе велено…

Салим спросил:

— Совершал ли ты утреннюю молитву?

Мужчина сказал в ответ:

— Я же сказал тебе, что я мусульманин, а ты спрашиваешь меня, совершал ли я утреннюю молитву! Думаешь, бывают мусульмане, не совершающие молитву?

Салим сказал:

— Я спрашиваю тебя, совершал ли ты утреннюю молитву сегодня?

Мужчина ответил:

— Да поведёт тебя Аллах прямым путём… Я уже сказал тебе, что да, и попросил тебя сделать то, что велел тебе сделать этот притеснитель. В противном случае ты навлечёшь на себя его гнев.

Салим вернулся к аль-Хаджжаджу и бросил меч перед собой, после чего сказал:

— Этот человек признаёт, что он мусульманин, и он утверждает, что совершал утреннюю молитву сегодня. А я знаю, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) говорил: «Кто совершил утреннюю молитву, тот под защитой Аллаха». И поистине, я не стану убивать человека, который под защитой и покровительством Всевышнего Аллаха!

Разгневанный аль-Хаджжадж сказал:

— Мы казним его не за то, что он не совершал утреннюю молитву, а за то, что он помог убить халифа ‘Усмана ибн ‘Аффана!

Салим сказал:

— Поистине, есть среди людей те, которые имеют больше прав мстить за пролитую кровь ‘Усмана, чем мы с тобой.

Аль-Хаджжадж промолчал, потому что не нашёлся, что ответить.

Один из тех, кто присутствовал при этом, приехал в Медину и рассказал ‘Абдаллаху ибн ‘Умару о том, чего потребовал аль-Хаджжадж от его сына Салима. Не став выслушивать подробности истории, ‘Абдаллах сразу спросил:

— И как отреагировал Салим на веление аль-Хаджжаджа?

Тот ответил: мол, он сделал то-то и то-то.

‘Абдаллах облегчённо вздохнул и сказал:

— Молодец, молодец… Разумный, разумный…

* * *

Когда халифом стал ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз, он написал Салиму ибн ‘Абдулаху письмо следующего содержания: «Поистине, Всевышний Аллах испытал меня тем, чем испытал, то есть управлением делами мусульман. Со мной не советовались, и сам я не просил об этом. И я прошу Аллаха, Который испытал меня этим, помочь мне перенести это испытание. Когда получишь моё письмо, пошли мне письма ‘Умара ибн аль-Хаттаба, судебные решения, которые он выносил, а также его жизнеописание. Поистине, я твёрдо намерен идти по его стопам и следовать его примеру, если только Аллах поможет мне в этом… Мир тебе.

Салим написал ему в ответ:

«Я получил твоё письмо, в котором ты упоминаешь о том, что Всевышний Аллах испытал тебя управлением делами мусульман, и что с тобой не посоветовались и сам ты не просил об этом, и что ты желаешь идти по стопам ‘Умара. Не забывай о том, что ты живёшь в другое время, не в то, в которое жил ‘Умар, и что среди твоего окружения нет людей, которые могут сравниться с окружением ‘Умара. Но знай, что если ты намерен следовать истине и желаешь этого, то Аллах поможет тебе в этом и пошлёт тебе помощников, которые сделают это для тебя. Он приведёт их к тебе оттуда, откуда ты и не ожидаешь их обрести. Поистине, Аллах помогает Своему рабу согласно его намерению. У кого благое намерение совершенно, тому и Аллах будет оказывать полноценную помощь, а у кого неполноценное намерение, тому Аллах будет оказывать помощь пропорционально его намерению. Если душа твоя станет подталкивать тебя к тому, что неугодно Всевышнему Аллаху, то вспомни о твоих предшественниках-правителях, которые уже покинули этот мир, опередив тебя. Подумай о том, что осталось от их глаз, которыми они смотрели на наслаждения, и о том, как разверзлись теперь их животы, которые были ненасытными на удовольствия, как они превратились в гниющие трупы: если бы их оставили возле наших жилищ вместо того, чтобы предать земле, мы бы немало пострадали от исходящего от них зловония… И мир тебе, милость Аллаха и Его благословения».

* * *

Салим, сын ‘Абдаллаха ибн ‘Умара ибн аль-Хаттаба, прожил долгую жизнь, наполненную богобоязненностью, украшенную следованием прямым путём. На протяжении всей своей жизни Салим делал угодное Аллаху, ел простую пищу, носил грубую одежду. Он участвовал в походах мусульман против византийцев. Он старался дать мусульманам то, в чём они нуждались, и был для них заботливее родной матери.

Когда он скончался в 106 году хиджры, всю Медину опечалила его кончина, вложив скорбь в каждое сердце и оросив слезами каждую щёку. Люди собрались, чтобы проводить Салима в последний путь и принять участие в его похоронах.

Халиф Хишам ибн ‘Абд-аль-Малик, который в то время был в Медине, тоже вышел, чтобы совершить погребальную молитву и проводить учёного в последний путь.

Увидев, сколько людей собралось, он поразился этой бесконечной толпе и даже почувствовал некое подобие зависти. Он спросил себя: а если бы халиф мусульман скончался в этом городе, сколько людей вышло бы, чтобы проводить его в последний путь?

Потом он сказал Ибрахиму ибн Хишаму аль-Махзуми, своему наместнику в Медине:

— Вели жителям Медины послать четыре тысячи человек к границам.

И этот год получил название «год четырёх тысяч».